Живой мир

Любовь и дружба попугаев

Любовь и дружба попугаев

Попугаи, принадлежащие к разным видам, не только завязывают дружбу, но и вступают в любовные отношения между собою; сначала до известной степени вынужденные, отношения эти со временем до такой степени укрепляются, что не прекращаются и тогда, когда оба возлюбленных получают возможность вступить в союз с себе подобными. Особенно часто в подобную связь вступают какаду, принадлежащие к разным видам, но она наблюдается и у других попугаев. „Вследствие несчастного случая", пишет мне Линден (Linden), „из пары черноголовых попугаев, Poicephalus fuscicollis Kuhl. я потерял самку. Оставшийся в живых самец присоединился после этого к самке попугая Александра, которая охотно принимала все любезности чужого самца. Я имел многократно случай наблюдать их спаривание; было снесено также много яиц, но, к сожалению, высиживание не принесло никаких результатов. Яйца эти не были вовсе неоплодотворенными, потому что многие из них, которые я вскрыл, содержали уже значительно развывшихся зародышей". Рей (Rey) наблюдал, что спаривание у длиннохвостых попугаев, напр., у каролинского попугая и попугая Александра, происходить совершенно своеобразно. Здесь самец не топчет самку, а сидит рядом с ней на суку, крепко держится ногою под крылом самки, выгибает в сторону свое тело и таким образом совершает акт.

Попугаи вступают в любовные отношения и с совершенно другими птицами. „Один многоцветный лори франкфуртского зоологического сада", пишет Хааке, „был так влюблен в султанскую курочку,

Porphyrio porphyrio Linn., что не только часто спаривался с нею, но и нападал, неистово крича, на сторожа, когда тот гладил распутную султанскую курочку, принимавшую нужное для спаривания положение не только перед лори, но и перед сторожем. Даже зрители, стоявшие вне птичника, не смели обращать внимание на султанскую курочку; если это случалось, то раздраженный лори подлетал и старался прогнать соперника гневными криками и кивавшем головы. После смерти возлюбленной лори искал утешения у самки гурии (Crotophaga), которая также принимала его ласки не менее охотно, чем и султанская курочка".

Подобно тому, как попугаи разных видов заключают дружеские союзы, они проявляют и враждебный чувства, и не только в отношении других птиц, но и к особям своего вида. Особенной неуживчивостью отличается австралийский широкохвостый попугай. Между самцами одного и того же или разных видов очень часто происходить серьёзные раздор, который нередко кончается смертью более слабого. Причиною кровавых схваток служат у одних ревность, у других жадность к пище, у третьих жажда господства; некоторые же бросаются на слабейших своего пола без всякого видимого повода: я сам имел случай видеть, как воспитанный нами волнистый попугай тотчас же при его появлении в общей клетке подвергся нападению со стороны других попугаев его вида и был так жестоко искусан ими, что погиб от этих увечий. Как вообще многие животные, так и почти все попугаи проявляют глубокое отвращение к больным и калекам своего собственная или чужого вида; исключения из этого правила редки. Заболевший попугай, которому приходится быть в одном и том же помещении с другими, нередко, а раненый почти всегда, становится жертвой кровожадности товарищей.

В среднем попугаи достигают полной роскоши своего оперения и становятся способными к размножению уже на втором году жизни. Мелкие виды этого отряда размножаются, насколько известно, уже на первом году жизни. Несмотря на это, попугаи живут очень долго. Наблюдения над попугаями в неволе дали в этом отношении удивительные результаты. Они долго переживали те семьи, в которых прошла их юность; как гласить одна американская сага, они видели, как вымерло и исчезло целое племя. „Весьма вероятно", замечает А. фон Хумбольдт (A. von Humboldt), „что последнее семейство атуров вымерло не очень давно, так как в Майпуресе живет еще старый попугай, которого туземцы не понимают будто бы потому, что он говорить на языке атуров".

Возможно, что большинство более крупных попугаев умирает от дряхлости, а не от врагов. Таковые имеются, конечно, и у них, но нет у них злейшего врага, чем человек, хищных животных многие попугаи избегают благодаря своей ловкости и осторожности; другие может быть в состоянии дать и отпор тем хищникам, которые могут забраться на ту высоту, где попугаи чувствуют себя в безопасности. Какаду, сильные, живущие большими обществами птицы со своей стороны успешно нападают на хищных птиц, а на Ильо-да - Принсипе, у западного берега Африки, жако или серый попугай так многочислен, что там не решается показаться ни одна хищная птица. В отношении человека попугаям, конечно, не помогают ни хитрость, ни способность к самозащит: в конце концов, они все-таки делаются жертвой его бесчисленных ловушек.

Источник - abc-24.info