Mustela (Mustela) nivalis Linnaeus

Mustela (Mustela) nivalis Linnaeus

Mustela (Mustela) nivalis Linnaeus, 1758 — Ласка.

Распространение. По всему европейскому Северо-Востоку России, в равнинных и горных ландшафтах тайги, лесотундры и тундры. Поскольку на о-ве Колгуев не обитают мелкие млекопитающие, отсутствует там и ласка. Не населяет она о-ва Новой Земли, однако отмечена Калякиным (1985) на о-ве Вайгач.

Описание. Ласка - самый мелкий представитель сем. Куницеобразные. Сильно выражена географическая, половая и индивидуальная изменчивость. На европейском Северо-Востоке России представлена двумя подвидами: в зоне тундры — М. п. pygmaea J. Allen, 1903, на остальной территории — М. п. nivalis Linnaeus, 1766 (Строганов, 1962; Паровщиков, 1963; Гептнер и др., 1967). Важнейший диагностический признак — соотношение длины хвоста и ступни задней конечности. У М. п. nivalis размеры хвоста приблизительно в 1.5 раза больше длины ступни, у М. п. pygmaea хвост короче ступни.

У М. п. nivalis средние размеры по длине хвоста и ступни задней конечности соотносятся как 1.2:1. Единственная особь, отловленная в тундре, имела длинный хвост. В таежной зоне встречались особи с хвостом короче ступни задней конечности.

Максимальный вес и длина тела взрослых особей не превышали 53 г и 170 мм. Это соответствует пределам изменчивости обоих подвидов (Строганов, 1962; Гептнер и др., 1967).

Число следов на 100 дней экскурсий в Печоро-Илычском заповеднике (октябрь—ноябрь) (по: В.П.Теплов, 1960)

Численность. Местообитания. Местообитания ласки определяются численностью мышевидных грызунов и насекомоядных. В Печоро-Илычском заповеднике местообитаниями ласки служат те же биотопы, что и горностаю: горные россыпи, субальпийские луга, берега рек, гари. Реже встречается на водоразделах с угнетенным малопродуктивным лесом и на сфагновых болотах. Предпочтение отдает заросшим молодняком гарям, береговым ельникам и лугам и высокобонитетным насаждениям ели с примесью кедра (Сокольский, 1989).

Численность ласки подвержена очень сильным изменениям. В Печоро-Илычском заповеднике за 12 лет она значительно изменялась (Теплов, 1960; табл. 66). Кривая численности ласки почти точно повторяет динамику численности рыжих лесных полевок, но с отставанием на один год. Так, пики численности ласок приходились на 1939, 1942, 1946 и 1949 гг., а полевок — на 1938,1941, 1945 и 1948 гг. Годами депрессии численности ласки были 1940, 1944 и 1947 гг., а у полевок — 1940, 1943 и 1947 гг.

Исследования С. М. Сокольского в заповеднике подтвердили и дополнили материалы В. П. Теплова. По средним многолетним данным видно, что численность ласки при сходной динамике в темнохвойном районе заповедника выше, чем в сосновых борах.

Соотношение численности полевок и ласок, учтенных при отлове белок.

Отлов белок в заповеднике проводили ежегодно с конца марта до начала октября с перерывами: на Якшинской площадке в 140 стационарных ловушках, на Шижимской — в 230. Ежегодно на каждой площадке отрабатывали в среднем 18 («Якша») и 23 («Шижим») тысяч ловушко- суток. Обе площадки располагались в приречных ельниках; состав в древостое сходный, приманка одна и та же. В беличьи ловушки попадали только лесные полевки. Серые полевки и бурозубки в них не ловились, поэтому количество жертв на каждую ласку фактически выше за счет не улавливаемых видов (личное сообщение А. В. Бобрецова). Лесные полевки являются доминантами (исключение 1988—1989 гг., когда доминировала темная полевка).

Анализ результатов 24-летних отловов ласки и лесных полевок показал, что их соотношение в природе в среднем довольно постоянно (табл. 68). Численность лесных полевок в темнохвойном районе примерно в 5.5 раза выше, чем в сосновых борах, соответственно и ласки там больше. Наибольшее количество ласок появляется на 2-й год после «пика» лесных полевок, когда численность полевок на одну ласку уменьшается в 4—5 раз (1976—1977, 1980—1981, 1984—1985, 1988—1989 гг.). Таким образом, соотношение хищник—жертва, по этим данным, близко к классической модели Лотке—Вольтерры (Lotka, 1925; Volterra, 1926).

Ласки увеличивают свою численность в большей степени при росте численности темной полевки, но в конечном итоге они снижают численность всех мелких млекопитающих (Hansson, Henttonen, 1989). Это вполне подтверждается данными, полученными в Печоро-Илычском заповеднике.

В феврале 1982 г. в Интинском р-не Республики Коми (подзона крайне северной тайги) относительная численность ласки составляла 0.1—0.5 следов на 10 км маршрута. В основном следы приурочены к поймам ручьев в равнинной темнохвойной тайге, их было меньше в заболоченных сосняках и на необлесенных болотах.

Источник - abc-24.info