Живой мир

Лахтак

Лахтак

Итак, в половых путях самок морского зайца сперматозоиды обнаружены в конце марта, апреле и первой половине мая, что говорит о значительной растянутости сроков спаривания. Овуляция у самок (в том числе и плодоносивших в текущем сезоне) происходит в конце марта— июне, но у большинства в последних числах апреля и в мае.

Интенсивное продуцирование сперматозоидов у морского зайца наблюдается со второй половины марта и до первых чисел июля.

Следовательно, сроки половой активности самцов в популяции не-сколько превышают сроки овуляции самок. Возможно, что некоторые самки, поздно кончившие лактацию молоком, остаются не оплодотворенными из-за затухания к этому времени половой активности у части самцов.

У морского зайца, по предположению Чапского (1976), развитие зародыша начинается не ранее чем через 3—4 декады после спаривания, продолжительность диапаузы 2.5 мес.

Среди исследованных в мае—июне половозрелых самок морского зайца беременных не зарегистрировано, но получено сообщение от зверобоев Чешской губы о встрече 15 июня 1966 г. самки с эмбрионом, длина тела которого была около 10 см. В июле среди 55 самок зародыш был обнаружен только у одной. В августе плодные вздутия и зародыши содержали уже 57.1 % самок (п = 28), в конце сентября—ноябре — 78.1 (п = 32), в декабре—феврале — 75.0 % самок (п = 24).

Быстрый рост эмбрионов начинается в конце или вскоре после окончания линьки самок. У исследованных зародышей в августе длина тела не превышала 3 см, в конце сентября длина тела зародышей варьировала от 11 до 27 см. В последующие месяцы плоды с длиной тела менее 10 см не встречались (табл. 99).

Исходя из того что самки оплодотворяются в конце марта—июне, а интенсивное развитие зародышей начинается в июне—сентябре, можно сделать вывод о наличии у морских зайцев европейского Севера, также как и у морских зайцев Канадской Арктики и у лахтака Дальнего Востока, «диапаузы», продолжительность которой составляет около 1.5—3 мес.

В первый месяц беременности рост плода незначителен; суточная прибавка в весе составляет в это время около 2 г (с 0.4 до 60 г, п = 6), а длина тела увеличивается на 0.4 см. За период с первых чисел октября и по первые числа января длина тела увеличивается в 4 раза, а вес тела с 0.3 до 7.3 кг (л = 10). За этот срок вес зародыша ежесуточно увеличивается на 80 г, а длина тела на 0.7 см. Особенно интенсивный рост плода отмечается в последние 3—3.5 мес беременности. За этот срок вес тела увеличивается с 7.3 до 29 кг (п = 8) при суточной прибавке в весе 200—250 г.

Развитие плода у некоторых самок заканчивается в марте, но у большинства в апреле. В это время вынутые у самки детеныши самостоятельно передвигаются и съедают предлагаемые им молоко, кусочки рыбы, мяса и сала. Деторождение происходит в марте, апреле и мае, следовательно, эффективная беременность у самок морского зайца приблизительно равна 7.5—9.0 мес, а номинальный период беременности продолжается около 10.5—11 мес.

Роды самок происходят на случайно избранных ими льдинах. Детенышей видели и на небольших льдинках размером не более 3X3 м и на окраинах крупных обломков полей как среди ропаков, так и на совершенно гладкой поверхности.

Чаще всего лактирующие самки встречались одиночно на значительном удалении друг от друга. Однако изредка наблюдали скопления, несколько напоминающие детные залежки гренландского тюленя. Так, 12—14 мая 1962 г. на траверзе губы Саханиха вблизи Новой Земли встретили скопления кормящих самок и детенышей. Из бочки шхуны насчитывали до 30 таких «семей», удаленных друг от друга на 100—200 м. Такое же скопление наблюдали 20—24 мая 1962 г. на кромке льда в 50 км от Маточкина Шара. Однако подобные скопления определяются скорее гидрометеорологическими условиями, чем стремлением самок к образованию детных залежек. В мае 1962 г. дули ветры юго-западных направлений силой до 9 баллов. Благодаря этому кромка дрейфующих льдов в начале мая у Новой Земли была не сплошной. На севере она начиналась вблизи Маточкина Шара и шла на северо-запад, и на юге от бухты Саханиха сначала на юг, затем на юго-запад к о-ву Колгуев. По-видимому, сильное волнение, зыбь заставили неполовозрелых особей и половозрелых самцов уйти в глубинные районы льдов. Материнский же инстинкт оказался сильнее чувства самосохранения и не позволил самкам покинуть детенышей. В другие годы как в апреле—начале мая, так и в конце мая скоплений, состоящих только из самок и детенышей, наблюдать не приходилось.

В Баренцевом море питавшихся молоком детенышей находили во всех свободных от припайного льда районах от Белого моря на западе до о. Вайгач на востоке и вдоль Новой Земли до 74°30' на севере. По Чапскому (1976), эта граница проходит несколько севернее до п-ва Адмиралтейства (75° с. ш.). Севернее этой широты, судя по многолетним наблюдениям работников полярных станций мыс Желания, Земли Франца-Иосифа, морские зайцы не щенятся. Летние подходы детенышей к мысу Желания—о-ва Гемсерка, о которых упоминает Чапский (1941), по-видимому, объясняется их миграциями с юга вдоль западных берегов Новой Земли. Не встречали новорожденных детенышей и в южной части Карского моря. В июне вблизи мыса Болванский Нос (о-в Вайгач) нами было исследовано 5 детенышей. Все они перелиняли, а судя по содержимому желудков, давно перешли на самостоятельное питание. Тем не менее встреча одной лактирующей самки в Байдарацкой губе (без детеныша), а также одного детеныша, питавшегося молоком в проливе Карские Ворота в мае 1962 г., позволяют полагать, что отдельные случаи деторождения морского зайца на юге Карского моря возможны.

Источник - abc-24.info