Живой мир

Морской заяц

Морской заяц

Таким образом, размножение морского зайца приурочено к определенным районам ареала. Большая часть самок щенится на разреженных дрейфующих льдах, не смерзающихся на продолжительное время и преимущественно не очень удаленных от берегов. Такими районами являются северная часть Белого и юго-восточная часть Баренцева морей. Данных о сроках деторождения очень мало. Чапский (1976) сообщает, что у западного побережья Канина щенки появляются во второй половине февраля и марте, а в Карельской части Белого моря — в феврале. В Баренцевом море, по мнению К. К. Чапского, детеныши рождаются в конце апреля—начале мая, не более полутора декад.

В марте—апреле 1960—1990 гг. мы неоднократно наблюдали с самолетов и судов на льдах северной части Белого и в юго-восточной части Баренцева морей самок морского зайца с детенышами. Возраст 54 добытых здесь детенышей представлен в табл. 100.

Наиболее ранний случай обнаружения новорожденного был 25 марта в Мезенском заливе Белого моря. Здесь же четырьмя днями позже исследовали двух питавшихся молоком детенышей, вес тела первого из них был 77 кг, вес сала на шкуре — 40.5 кг, у второго соответственно 56

и 26 кг. По-видимому, возраст этих детенышей был не менее 10—25 дней, так как вес их тела был такой же, как и окончивших питаться молоком. В последующие дни новорожденные и детеныши, питавшиеся молоком, встречались до освобождения моря ото льдов. Но чаще это происходило в конце апреля и начале мая (табл.100), что подтверждается Чапским (1976) и другими исследователями о массовом деторождении морского зайца именно в это время.

Наиболее поздние случаи встреч новорожденных в Баренцевом море отмечены 10 мая у юго-запада Новой Земли и 12 мая у о-ва Медвежий. В конце мая просмотрено 24 детеныша. Из них только у 8 желудки содержали молоко. В июне молоко было обнаружено у одного из трех исследованных детенышей. В начале июля из 110 просмотренных половозрелых самок только у одной в млечных железах обнаружено молоко. Вполне возможно, что эта самка покинула детеныша в середине или конце июня. Но этот и ему подобные факты о щенке (устное сообщение Д. А. Буторина о встрече им беременной самки 2 июня) и лактации самок морского зайца в июне (Чапский, 1976) являются скорее исключением, чем правилом, что подтверждает ежегодные подходы детенышей, перешедших на самостоятельное питание, к берегам Белого и Баренцева морей начиная с середины апреля и их массовый подход в эти районы в мае и начале июня.

Таким образом, приведенные данные говорят о значительной растянутости периода деторождения у морского зайца и показывают, что щенки у отдельных самок бывает в конце февраля—начале марта, у большинства — во второй половине апреля—первой декаде мая, и у единиц — в конце мая и даже начале июня.

Зоологическая длина у девяти исследованных новорожденных детенышей варьировала от 121 до 141 см, вес тела — от 29 до 43 кг, вес сала на шкуре (хоровины) — от 8 до 13 кг. У восьми детенышей, окончивших питаться молоком, длина тела была равна 131—-155 см, вес тела — 48—90 кг, вес хоровины — 15—56 кг. Следовательно, за сравнительно короткий период питания молоком детеныши морского зайца увеличивают в весе в два раза (в среднем на 35 кг), возрастают и их линейные размеры тела.

Такой большой прирост детенышей за период молочного питания объясняется большими размерами тела новорожденного, высокой питательностью молока у самок, объемами скармливания его детенышу. Анализ 7 проб молока, взятых из молочных желез морского зайца.

Как следует из результатов этого анализа, жира в молоке морского зайца довольно много — от 26 до 61 %.

Из млечных желез лактирующих самок извлекалось от 250 до 1000 г молока (п = 15), а у одной, только что родившей, но еще не кормившей самки было 2500 г молока.

Хозяйственное значение. Из-за чрезвычайной бедности археологических данных установить, когда начался промысел морского зайца на европейском Севере, пока невозможно. Можно лишь предполагать, что этот тюлень и морж благодаря своей легкой доступности были первыми морскими животными, на которых охотились люди, как только появились на берегах северных морей. Регулярный выход морского зайца на сушу наблюдается в районах значительных приливно-отливных течений, где они остаются на осушающихся в период отлива коргах, песчаных кошках, камнях в течение продолжительного времени. В это время их легко можно добыть даже такими примитивными орудиями, как палка, каменный топор, копье. Такими районами на европейском Севере являются Белое море и Чешская губа. По-видимому, именно здесь была начата регулярная охота на морского зайца.

В начале XIX в., в связи с поголовным уничтожением гренландского кита у Шпицбегена и Гренландии, довольно значительный норвежский флот начал осваивать новые районы промысла морских млекопитающих. В это время в водах Новой Земли и Карского моря их флот достигал иногда 60 судов, которые охотились главным образом на моржей, морских зайцев и белых медведей.

В начале XX в. из Норвегии ежегодно выходило 16—20 судов в районы Восточного Шпицбергена, Новой Земли, Земли Франца-Иосифа и северной части Карского моря. Средняя ежегодная добыча этих судов, согласно официальной статистике, составляла 1000 моржей, 3000—4500 морских зайцев, 1000 нерп и 500 белых медведей.

Треть всего количества зверей добывалась норвежцами в апреле—на-чале мая в юго-восточных районах Баренцева моря (Восточные льды) с судов, ведущих здесь промысел гренландского тюленя. Остальное количество — в июне, июле, августе (51.7 %), в сентябре и октябре (16.0 %) на дрейфующих льдах на севере Баренцева моря. Причем не менее 80 % добычи норвежского флота составлял морской заяц Баренцева моря.

К сожалению, из-за несовершенства системы учета и отчетности, а также с оседанием продукции на руках охотников собрать полные данные о добыче морского зайца российскими зверобоями очень трудно. По имеющимся в печати сведениям (Статистический сборник по Архангельской обл. за 1917—1924 гг., Чапский, 1941), в 1891—1904 гг. на рынки бывшей Архангельской губернии поступала продукция в количестве 50—500 морских зайцев ежегодно. С 1905 по 1914 г. — от 35—690 — в среднем до 160 животных. В 30-е годы добыча тюленя производилась зверобойными судами и береговыми промысловыми пунктами; первые ежегодно сдавали перерабатывающим предприятиям продукцию от 74—623 (в среднем 246) тюленей, вторые — от 219—956 (в среднем 461) тюленей. Российские зверобои в 1930— 1970 гг. в Белом и Баренцевом морях добывали от 530 до 1867 морских зайцев. С 1970 г. в связи с запрещением судового промысла морского зайца, его добывают не более 300 зверей в году жители побережья Белого и Баренцева морей. Продукцию используют для корма собак, привады для пушных зверей, изготовления ремней и обуви и небольшое количество продают зверофермам.

Источник - abc-24.info